Фильмы ГП
Торжественному открытию музея на студиях Leavesden предшествовали фотосессия и пресс-конференция создателей и актеров франшизы.



















Дэвид Хейман (ДХ) и Дэвид Баррон (ДБ):

Как вы справлялись с тем фактом, что юные актеры, взрослея, хорошели, в то время как герои книг выглядели непривлекательными?
ДБ
: Мы буквально недавно говорили на эту тему. В частности, об Эмме. Начиная со второго фильма, у нее сменилась прическа, и отсутствовали, как было сказано в книге, выпирающие передние зубы, но при этом она невероятно точно попадала в образ Гермионы. Эмма была очень красивой девочкой. Вы не могли заставить выглядеть ее некрасивой или обычной, потому что она не являлась такой. С возрастом она стала серьезно относиться к моде и, мне кажется, понимала, что и другие люди серьезно относятся к моде. И даже если Эмма была не совсем похожа на книжную Гермиону, она все равно была книжной Гермионой.

ДХ: Я не думаю, что мы сделали что-либо с точки зрения освещения или с точки зрения костюма, чтобы образ получился несколько отличающимся от того, который был – кроме, конечно, Руперта, выглядевшего совершенно не похожим на себя в восьмом фильме.

Должно быть, в какой-то момент Джоан Роулинг, скажем, в середине, оказалась под влиянием того, что она видела на экране.
ДХ
: Совсем нет. На нее не влияло происходящее на экране. Она знала, что произойдет в ее книгах...

ДБ: ... до того как познакомилась с актерами.

Даже нюансы характера?
ДХ
: В большинстве своем это был процесс исследования в каждой из книг, но он происходил не под влиянием Дэна, Руперта, Эммы или под влиянием нашей работы. Был момент, когда она писала седьмую книгу и пришла на площадку, где располагалось Министерство Магии. Она сказала, что почувствовала сюрреалистичность происходящего, потому что, то о чем они писала, оказалось прямо перед ней. Она всегда оказывала невероятную поддержку, ей нравились декорации Стюарта и фильмы. Как я уже сказал, она оказывала поддержку, но, мне кажется, на нее ни разу не повлияла наша работа. Наша и ее деятельности были совершенно разными. Она всегда имела очень четкое представление о своей и том, что она собирается делать.

Вы уже видели музей? Что думаете о нем?
ДХ
: Думаю, что он великолепен. Мы испытываем большую гордость. Кто бы мог подумать, когда 15 лет назад, в 1997 году, я выбрал "Философский Камень", что здесь откроется музей. Конечно, мне больше никогда не придется снять фильм, который обзаведется музеем, тематическим парком или хотя бы одним из двух. Все вокруг приводит в восторг, захватывает. Это напоминание номер один о качестве и детальности проделанной работы, энтузиазме и старании каждого, кто трудился над созданием этих фильмов.

ДБ: Не удивительно, что музей награда для нас. Мы принимали участие в его разработке, поэтому для нас в нем нет секретов. Однако для нас награда видеть его во всем великолепии. Он свидетельство мастерства тех, кто работал над ним.

ДХ: Думаю, что каждая рождает огромное море воспоминаний. Прогулка по музею сродни путешествию в прошлое, которое таит в себе прекрасные воспоминания. Поэтому находиться здесь истинное удовольствие. Немного странно видеть студии в подобном качестве, но они прекрасны. Также приятно осознавать, что мы можем поделиться всей этой красотой со зрителями, которые смогут увидеть своими глазами все детали. В фильмах ты видишь эти предметы, но не чувствуешь их масштаб. Вот стол, обычный школьный стол, на котором актер нацарапал метлу и маленькую птичку.

ДБ: Что самое интересное, некоторые из актеров, игравших учеников Хогвартса, собственноручно вырезали подобное. Вместо того чтобы мешать им, т.к. известно, что столы царапать нельзя, их еще и поощряли.

Каково это быть свободными в ресурсах? Не только в плане финансов, но в плане поддержки, которую вам оказали Warner Bros., дав свободу в создании фильмов?
ДХ
: Они дали нам свободу и оказали поддержку во многом. Они не вмешивались в наши дела. Поражает, что, несмотря на уровень фильмов, на бюджет и значимость успеха для компании, они оставили нас в покое, при этом, оказывая, поддержку в нужное время. Они выделили нам много денег, но при съемках любого фильма амбиции всегда превышают бюджет, которым вы располагаете, поэтому мы неизбежно должны были идти на компромиссы. Иногда такие компромиссы приводили к некоторым великим креативным открытиям. Многие хорошие решения приходят в голову из-за нехватки чего-нибудь.

Можете привести примеры?
ДХ
: Конечно. Например, в третьем фильме есть сцена в гостиной Гриффиндора, когда ученики едят конфеты и превращаются в животных. Вначале мы хотели с помощью визуальных эффектов превратить каждого из ребят во льва или другое животное. На это было бы интересно посмотреть, но гораздо забавнее оказалось слышать, как актеры рычат, и видеть при этом их мимику.

ДБ: В этом эпизоде можно наблюдать за игрой актеров, а не просто визуальные эффекты.

ДХ: Из-за дороговизны мы не могли позволить добавить сюда спецэффекты. На мой взгляд, это лучшее из того, что придумал Альфонсо.

В настоящее время вы по отдельности, а, может, вместе работаете или присматриваетесь к семейной франшизе?
ДБ
: Все зависит от материала, с которым нужно работать. Подходящий материал может быть и у фильма и у франшизы. Но все зависит от материала.

От агентов не приходят сообщения типа: "Хей, это твой новый "Поттер"?"
ДБ
: Ну, это заветная цель. Нам всем хотелось бы найти нового "Поттера", но молния не бьет в одно место дважды.

ДХ: Когда я прочел первую книгу, не предполагал, что мы снимем восемь фильмов. Это была книга, которая мне понравилась. Я думал, что по ней можно снять средний по продолжительности британский фильм. Я и понятия не имел, что так получится. Мне просто она нравилась. Думаю, именно такой подход нужно применять при отборе материала. На самом деле я не хочу искать следующего "Поттера", потому что его не будет. Я хочу найти такой материал, который хорош сам по себе. Не думаю, что "Голодные игры" - следующий "Поттер" или "Сумерки". Да, это феномен, но это не то же самое, что две другие серии.

Завершив работу над "Поттером", вы не хотите браться за него заново?
ДХ
: Это было бы не правильно. Мне кажется, что те фильмы, которые пытаются стать "следующим" "Поттером" на самом деле не так хороши, как оригинал. Я ищу фильм, который тронет меня. Я связан с Гарри, Роном и Гермионой. Я знаю, что люди любят их и хотели бы оказаться в школе магии. Это был мир, с которым в той или иной степени я установил связь, который, в конечном счете, привлекает меня и Дэвида. Не обязательно думать: "Вот он следующий грандиозный проект".

Когда сага приобрела успех, который имеет и по сей день, повлияло ли это на ваш подход к фильмам?
ДХ
: Конечно, нет. Это очень резонный вопрос. Нет. К каждому фильму мы подходили индивидуально. И каждый старался сделать новый фильм лучше предыдущего.

ДБ: Наша работа состояла в том, чтобы создать самый лучший фильм, какой мы только могли, основываясь на книгах Джо. Кто-то другой мог бы сделать лучше, кто знает? Но все, что мы могли сделать, просыпаясь, каждое утро это говорить: "Это то, что мы должны сделать. Как мы можем сделать это лучше?"

И последние два фильма, снятые по одной книге?
ДБ
: Если разобраться, это разные фильмы. В седьмом - первой части "Даров", мы впервые не попадаем в Хогвартс. Фильм чем-то схож с европейским дорожным кино. А второй явился кульминацией тех событий, которые произошли ранее. Поэтому, несмотря на то, что фильмы - половинки одной книги, они разные.

ДХ: Полагаю, что последний фильм был несколько иным, потому что присутствовало осознание того, что он - заключительный. Но мы изо всех сил старались сделать самый лучший конец, какой только могли.

Когда в третьем фильме франшиза стала мрачнее, это произошло, потому, что вы так решили или все получилось естественно?
ДХ
: Естественно. На основе материалов Джо и подходе Альфонсо Куарона. Все было просто. Герои входят в подростковый возраст. Когда тебе 13, у тебя разные интересы, разные проблемы. Жизнь становится сложнее, чем, когда тебе было 11. И, мне кажется, это отражается в природе фильма.

ДБ: На самом деле, Крис Коламбус с первыми двумя фильмами - невоспетый герой, потому что они больше подходят под определение "фильмы для детей". Даже притом, что в них только начали подниматься общечеловеческие темы, мы имели дело с детьми. Крису пришлось перезаписать большую часть звука, потому что во время съемки он должен был давать указание юным актерам: "Глаза шире!". "Вы испуганы!"

ДХ: "Выше голову!". "Прекратите смеяться!"

Оба Дэвида в унисон: "Прекратите смеяться!"

ДБ: Таким образом, эти фильмы были совершенно разными. К тому времени как актеры достигли возраста 12, 13, 14 лет, они стали способны самостоятельно показывать разноплановую игру. Книги также становились более взрослыми. Герои книг - подростки, и этот факт требовал иного подхода.

ДХ: На самом деле Альфонсо выиграл от того, что два года до него дети работали с Крисом, а Майк выиграл от того, что они работали с Альфонсо и Крисом. В свою очередь Дэвид выиграл у всех них. История стала мрачнее сама по себе согласно книге.

ДБ: Кроме того, дети перестали быть детьми и стали приобретать жизненный опыт. В промежутках между съемками, иногда во время, они приобретали опыт, который могли перенести на своих персонажей.

Считаете ли вы фильм Альфонсо Куарона поворотным моментом саги? Дэвид Ейтс сказал, что это его любимый фильм.
ДХ
: Думаю, его можно назвать поворотным моментом во многих отношениях. Крис Коламбус помог поддержать это изменение. Да, я согласен, что все изменилось с Альфонсо. Даже костюмы. Это было мало ощутимое изменение, но изменение. Изменения были внесены в каждый отдельно взятый костюм, что было довольно...

ДБ: ... спорно.

ДХ: Довольно спорно. На самом деле нет. Изменения были, но совсем незначительные. Думаю, изменения Альфонсо реально помогли саге в развитии и позволили нам сделать столько фильмов, сколько мы имеем на данный момент. Позволили нам идти до конца.

Т.е. это было больше похоже на наведение мостов между светом и тьмой?
ДХ
: Совершенно верно.

ДБ: Да, так и есть.

ДХ: И все же стоит признать, что Альфонсо не смог бы сделать того, что сделал без Криса Коламбуса. Для всего есть причина. И никто не говорит о грандиозном плане. Так случилось, но это сработало.

Вы что-нибудь знаете о планах Уорнеров по поводу перевыпуска франшизы? Может они последуют примеру Диснея, который перевыпускает свои хиты каждые семь лет?
ДХ
: Нет.

ДБ: Не знаю. Для нас самым главным было снять фильмы. А планы Уорнеров о перевыпуске каких бы то ни было изданий, коллекций не нам контролировать. Мы занимаемся обеспечением материалов и идей, а также рассмотрением материалов, которые они создают.

В продолжение темы. Говорят, что в этом году выйдет DVD сборник, включающий в себя все фильмы франшизы. Как вам кажется, в нем будет много новых материалов?
ДБ
: Да, такой сборник выйдет.

ДХ: Точно. В него действительно войдет много нового. У нас получилась добротная документальная серия. На площадке присутствовали одна-две, а иногда и три съемочных группы из DVD отдела - целая команда документалистов.

Интервью с Дэвидом Ейтсом:

Что на выставке вам понравилось больше всего?
Признаюсь, я еще не все видел. В субботу я буду на открытии и собираюсь все как следует осмотреть. Я мельком видел один из залов, и он меня впечатлил. Приятно снова вернуться сюда и, во-первых, обнаружить, как здесь все преобразилось, а, во-вторых, увидеть собранные вместе декорации и реквизит, с которыми мы работали.

Вы были режиссером четырех из восьми фильмов. Оглянувшись назад, некоторые из них по этой причине могут показаться вам более близкими.
Да, я приступил к работе над сагой, когда ее повествование приобрело немного мрачные оттенки, стало немного более эмоционально зрелым. Поэтому, как следствие, я хотел помочь саге стать немного взрослее, тем более что и актеры к тому времени повзрослели, а герои столкнулись с более глубокими, мрачными, более эмоциональными проблемами. Возможно, мои фильмы немного мрачнее предыдущих. Крис Коламбус великолепно справился с первыми двумя частями. Он нашел прекрасных актеров, и создал доступный, нескучный, восхитительный, яркий, волшебный мир. Но последующие книги стали более сложными.

Отразилась ли эта мрачность на декорациях, костюмах, музыке и всем остальном?
Да, без сомнения. Начиная со сценария. Сцену, которая с одной стороны была легкой и веселой, мы делали немного глубже, сложнее, эмоциональнее. Стюард Крейг однажды сказал: "Как только Дэвид пришел к нам, мы поменяли цвет стен". В этих книгах и фильмах мне нравится то, что ты сразу мог снимать комедию, драму, экшн. Иногда я чувствовал, что снимаю фильм ужасов.

Например, когда во вторых "Дарах" Гарри находит дом Батильды Бэгшот, и она превращается в змею, я могу назвать это фильмом ужасов. В фильмах и книгах в равной степени присутствуют комедия, драма, зрелищность. Получается, что снимая один фильм, ты снимал разные. Может в этом и заключается успех. Зрители, приходящие в кинозал, переживают всевозможные эмоции. Смотря эти фильмы, они не только сопереживали обожаемым героям, но смеялись, плакали и изумлялись.

Когда вы впервые прочли пятую книгу, знали, что станете режиссером фильма? Не испугали ли вас какие-либо моменты в книге в плане экранизации? Или вы с нетерпением хотели снять какой-нибудь определенный эпизод?
Мне очень не терпелось снять дуэль Волдеморта и Дамблдора в Министерстве. Вследствие того, что это двое самых могущественных волшебников в мире, и мы никогда ранее не видели их дуэль, я занимался раскадровкой несколько месяцев. Вначале вы видите уровень магии, который преподали ученикам в школе, а затем следует битва двух высококлассных мастеров. Я волновался, чтобы все выглядело правдоподобно, яростно, необычно и зрелищно.

Тогда мне впервые выпала возможность поработать с Дэниелом Редклиффом, и именно тогда он впервые становится конфликтным, беспокойным, злым. В книге он становится по-настоящему истеричным, поэтому в фильме нам пришлось немного умерить его эмоции, но я был в восторге, изучая его как персонажа, исследуя насколько сложно ему было найти себя в школе и построить отношения с товарищами. Вот эти моменты я с нетерпением ждал, чтобы снять.

Недавно он снялся в "Женщине в черном", где сыграл похожего, весьма обеспокоенного героя. Вы видели фильм?
Еще нет. Я слышал много хорошего о нем и хочу посмотреть.

Вы сообщили, что, возможно, будете режиссировать фильм "Доктор Кто", но Стивен Моффат не был столь уверен. Как обстоят дела на самом деле?
Да, я определенно работаю над фильмом "Доктор Кто". Думаю, что всех сбили с толку сроки производства: мы не снимем его в течение пяти-шести лет. Все продвигается очень медленно. У меня имеется ряд проектов, вплоть до 2015 года. Но я взволнован и горю желанием снять этот фильм. Стивен - гений. Мне нравится, как он работает. Мне кажется, он невероятно талантливый. Он талантливо сделал "Доктора Кто". Мне нравится его "Шерлок Холмс". Я надеюсь выбрать время и поговорить с ним обо всем.

Фильм будет связан с сериалом или же нет?
Этот вопрос еще обсуждается. С сегодняшнего дня проходит пять-шесть лет. Трудно представить, как будет выглядеть сериал через такое время. Но я очень рад этому проекту.

Раз уж вы упомянули о будущих проектах, можно я спрошу вас о них? Вы снимаете фильм с Эммой Уотсон?
Да. Я планирую такой фильм. Он будет снят по книге Эммы Форрест "Твой голос в моей голове", и я хотел бы, чтобы Эмма приняла в нем участие. Она очень рада этому предложению. Еще у меня на примете замечательный вестерн "Надежная жизнь" и пара-тройка других проектов. Я бы хотел поработать со всеми молодыми актерами снова, потому что они нравятся мне как люди и как актеры.

Для первого моего проекта Эмма подходит идеально. Ее роль очень сложна. Ей предстоит сыграть девушку, склонную к суициду. Этот фильм кардинально отличается от "Поттера", поэтому работать над ним будет интересно. Это очень эмоциональная, сильная, интригующая книга.

Вы сам или же вместе с двумя другими Дэвидами ищите долгоиграющую франшизу для всей семьи, над которой могли бы работать?
Это всегда имеет место, когда ты в поисках чего-то. Но, мне кажется, как только ты говоришь "любой следующий", ты обрекаешь этот проект. Думаю, Дэвид очень красноречиво сказал об этом. В конечном счете, ты просто хочешь работать над теми вещами, которые интересуют, интригуют, вдохновляю. Но подобные проекты попадаются редко.

Думаю, зрителям приятно иметь дело с чем-то, что позволяем им хорошо провести время. Мы вместе работаем над парой фильмов, разрабатываем и планируем некоторые вещи. Но опять-таки, на все требуется время. С той минуты как ты заказываешь сценарий, приглашаешь сценариста - получаешь десятки черновиков.

Но у "Поттера" не было шаблона. Фильмы шли по своему пути развития. Но следующие лет двадцать все, что происходит в кинематографе, так или иначе, будут сравнивать с "Поттером".
Вы совершенно правы. И каждый пытается найти следующего "Поттера", или "Сумерки", или "Голодные игры". Есть смысл в поисках подобных идей, но они, как молния, появляются очень редко.

Кто-нибудь из актеров в какой-либо из моментов испытывал трудности со сценарием или эмоциями, и как вы помогали преодолеть им это?
Особенно тяжело было снимать последовательность экшн-сцен, на которые уходили недели. Вся сложность заключалась в продолжительности съемок. Они длились неделями, месяцами. Сперва ты снимаешь сцену в июле, а затем сцену-сестру четыре месяца спустя. Я бы сказал, что пытаюсь сохранить энергию, внимание и концентрацию съемочной группы. Но без тяжелых дней не обходилось.

Эмоциональные сцены всегда были самыми сложными. Смерть Добби в конце первой части "Даров Смерти" представляла собой сложность. Но нам помогло то, что мы снимали вне студий. Потому что, когда актеры оказываются на фоне зеленого экрана, они пытаются создать реальность, они должны вообразить, как все происходит. Когда мы поехали в Уэльс, чтобы снимать смерть Добби, оказались на пляже. Очень холодно, герои все мокрые. Они на грани гипотермии, и тот факт, что съемка ведется на натуре, делает происходящее еще более реальным. Если бы я заново снимал эти фильмы, то в случаях, где это было бы возможно, перенес съемки из павильонов на открытый воздух, потому что это действительно помогает. Несмотря на то, что декорации Стюарта Крейга невероятно красивые, и многие из них вы можете увидеть здесь.

Дэниел, Руперт и Эмма плакали, когда съемки подошли к концу? Что вы чувствовали?
Эмоции били через край. Я не плакал. Я был слишком истощен (смеется). Под конец я был изнурен, но полон эмоций. Кроме того, они завершили работу, а я нет. Я занялся постродакшеном, который является не менее напряженным, чем сами съемки, т.к. нужно вносить в фильм изменения и делать определенный выбор. Также нужно разобраться с музыкой, визуальными эффектами. Похоже на то, как если бы ты снял фильм три раза. Вначале идет работа со сценарием, затем съемки, а потом постпродакшн.

Поэтому ко времени окончания съемок я очень устал, но эмоции не растерял. Но представьте, что тогда чувствовали они. Им как бы сказали: "Вот ваше детство. Выход там. Спасибо большое. Мы вас очень любим, но все кончилось. Идите в большой мир и найдите свой путь, т.к. это конец". Вы не представляете, что это значит для ребенка, прожившего свою жизнь в этой обстановке.

Эмоций было предостаточно, но сегодня у них все хорошо. Я бы сказал, что Руперт выглядит очень хорошо. Я общаюсь с Эммой каждые несколько недель, и она, кажется, наслаждается жизнью после "Поттера". Дэниел делает удивительные работы, потому что у него есть амбиции и смелость взяться за роли, которые его напрягают и бросают вызов. У него потрясающая интуиция и вкус.

Что иногда может случиться с фильмами, тянущимися бесконечно только ради прибыли, в то время как у них есть определенная сюжетная линия. Как вы думаете, что помогло сохранить энергию до самого конца?
Наверно, помог тот факт, что история стала мрачнее и немного более сложной. Каждая новая книга несла в себе море интересного и нового для актеров саги. Уникальностью этой франшизы является то, что ее актеры выросли на ваших глазах.

Мне нравилось, что можно было следить за героями и актерами, видеть их взросление. Ты становился старше, и они тоже. Я не могу вспомнить ни одного подобного фильма, разве что блестящий документальный фильм Майкла Эптида "Seven Up!". В этом есть действительно что-то волшебное. Именно поэтому финал на станции Кинг-Кросс, когда мы видим повзрослевших героев и их детей, для меня столь трогателен. Это жизненный цикл, и это прекрасно.

Есть ли у вас любимый фильм о Гарри Поттере?
Мне понравился фильм Альфонсо. На мой взгляд, он получился потрясающий. Мне нравится Альфонсо - режиссер. Я думаю, он очень неординарный и талантливый человек. Но, когда я снял вторую часть "Даров", она стала моей любимой. Я могу так говорить, т.к. всегда сурово критикую свою работу. Мне очень понравились вторые "Дары Смерти". Было приятно завершить франшизу, довести ее до конца, и мне понравилась грандиозная финальная битва Волдеморта и Гарри. Я горжусь этим фильмом. Но я считаю фильм Альфонсо блестящим.

Еще несколько цитат с пресс-конференции:

- Дэвиды сказали, что музей рождает в них смешанные чувства: ностальгии и гордости;

- Руперт: Очень трогательно и приятно наблюдать за реакцией людей в музее;

- Эванна: Испытываю облегчение от того, что студии остались на прежнем месте и намерена частенько заглядывать в музей;

- Уорвик: Музей - вдохновение для актеров;

- Дэвид Хейман: Музей построен не только для поклонников, но и для людей, работающих в киноиндустрии, творческих личностей и тех, кто хочет знать, как все устроено в фильмах;

- Дэн Дарк: Бывали случаи, когда во время предварительных экскурсий по музею, люди начинали плакать, когда открывались двери Большого зала;

- Руперт: Иногда, прохаживаясь по музею, приходится напоминать себе, что ты не на съемках;

- Дэн Дарк: Станет известно больше секретов;

- Дэвид Хейман: Многие фильмы пытаются сделать похожими на другие. Например, "Перси Джексон" похож на "Гарри Поттера". Но лишь собственная индивидуальность делает успешный фильм особенным;

- У Руперта есть летающий форд Англия;

- Эванна надеется, что ее всегда будут ассоциировать с "Гарри Поттером".