Люди ГП
Майский номер популярного журнала "Interview" будет особенно интересен поклонникам "Гарри Поттера", потому что интервью дала Хелена Бонем Картер (Беллатрикс), а интервьюером выступил Дэниел Редклифф (Гарри).

Что получилось из их разговора, читайте ниже.

Дэниел: У вас невероятно успешная семья.

Хелена: Ты так думаешь?

Дэниел: Ну, у вас в родне есть премьер-министр, несколько политиков и очень влиятельный режиссер. А ваш прадед по материнской линии был испанским дипломатом, которому несколько лет назад был присужден титул "Праведника народов мира", что само по себе потрясающе. А ваша мама - психотерапевт.

Хелена: Ничего себе. Ты знаешь больше, чем я.

Дэниел: Как такая среда интеллигенции повлияла на вас? Вы ведь начали свою карьеру очень молодой.

Хелена: Моя карьера не имела ничего общего с тем, откуда я вышла. Мои папа и мама никогда не давили на нас. Самое главное, никто не возлагал на нас большие надежды, и это радовало. Но я была чересчур самокритичной и легко ведомой. Слава богу, что с возрастом я стала чуть менее критична к себе.

Дэниел: Правда? С возрастом это проходит?

Хелена: Да. Не переживай. С возрастом дело обстоит проще.

Дэниел: Слава богу.

Хелена: Думаю, физически с возрастом ты разваливаешься на части, но психологически становится куда легче.

Дэниел: Я определенно страдаю от небольшого комплекса неполноценности, когда вхожу в компанию других актеров, потому что никогда не учился актерскому мастерству, также, как я знаю, и вы.

Хелена: О, у меня тоже раньше был большой комплекс неполноценности.

Дэниел: Но не сегодня!

Хелена: Каждый, оказываясь в компании, испытывает комплекс неполноценности. Но, когда у тебя появляются дети, и ты становишься старше, это больше не имеет большого значения. Когда я была моложе, у меня была целая куча комплексов: из-за того, что я не пошла учиться в университет, потому что не занималась актерским мастерством. Но со временем все это утомляет и наскучивает.

Дэниел: Верно. И эта самая скука в конечном итоге приводит к идее послать все к черту.

Хелена: Послать все в черту - это моя философия.

Дэниел: Думаю, люди видят вашу карьеру, как бы состоящую из двух частей. В первой вы играли наивную молодую девушку, а во второй вы встретили Тима, и ваши роли стали носить своеобразный характер. Но я знаю, что вы были такой задолго до этого.

Хелена: Я была такой с самого начала. Никогда не знаешь, как к тебе относятся другие. Я думаю, что, будучи молодой и известной, у меня был полный беспорядок в голове, и я на самом деле не знала, кто я такая. Иногда доходило до смешного: я просматривала некоторые статьи, в которых писали обо мне, и думала: "О, так вот какая я на самом деле?" Никогда нельзя допускать, чтобы на твое самоопределение влиял некто, видевший тебя каких-то 15 минут.

Дэниел: Типаж - странное слово. Все персонажи разные. Очень легко повесить на человека ярлык одного типажа.

Хелена: Во всех этих исторических драмах, в которых женщины ходят в корсетах, самым лучшим было то, что их снимал по романам. Благодаря ним можно сразу разобраться в более тонких образах героев. Помню мой агент, сказал: "Ты не можешь играть в "Куда боятся ступить ангелы" (1991 год) и "Усадьба Хауардс-Энд" (1992 год)". На что я ему ответила: "Почему бы и нет? Покажи мне лучшую роль".

Дэниел: Беллатрикс Лестрейндж - ваша героиня в "Гарри Поттере", одна из самых страшных персонажей книг. Но, как мне кажется, будет справедливо отметить, что также она очень шаловлива и привлекательна.

Хелена: Когда мне прислали сценария, я подумала, что же мне делать, т.к. она появлялась в сюжете далеко не часто. Поэтому я решила, что нужно сделать так, чтобы ее заметили. В итоге дети оказались в ужасе от Беллатрикс. Я это отметила для себя и поняла, что буду пугать и дальше. Но в то же время, если ты имеешь дело с детьми, хочешь весело проводить время и шалить.


Дэниел: Вы черпаете вдохновение от детей? Я, например, черпаю. Они честны в своих действиях и взаимодействии с миром.

Хелена: О, да. Они такие. Мне также кажется, что во мне есть многое от Питера Пэна. Я никогда не хотела взрослеть, но произошло это очень рано. Я переехала, когда мне было 13 лет. Именно тогда я стала сниматься. Отец был очень болен. Он был практически парализован, поэтому часть меня понимала, что я должна проявлять ответственность.

Дэниел: Вы думали, что должны обеспечивать семью или, по крайне мере, помогать.

Хелена: Да. Я пыталась исправить то, что случилось с ним, даже не осознавая этого. В то время я жила во благо его. Я думала, что, если бы добилась чего-то в жизни, это, так или иначе, улучшило бы ситуацию.

Дэниел: Что вы, в некоторой степени, и сделали.

Хелена: В некоторой степени, да.

Дэниел: У вас замечательная жизнь. И что еще нужно родителям, чтобы невероятно гордиться своим ребенком? Кстати, о поздравлениях, в прошлом году вы получили награду БАФТА за роль в фильме "Король говорит!".

Хелена: Спасибо.

Дэниел: Насколько я помню, вы были в ужасе тогда, потому что в то время снимались сразу в "Короле говорит!" и "Гарри Поттере", делая, по сути, двойную работу.

Хелена: Да. Я делала двойную работу. По факту я не давала согласия на съемки в фильме. Я говорила "нет" очень много раз. Но режиссер Том Хупер упорный человек, если он чего захочет, то получит. И в итоге ты соглашаешься, говоря: "Черт возьми! Я сделаю это".

Дэниел: Правда? Он добился вашего согласия одним упорством?

Хелена: Просто так легче, к тому же съемки намечались позже. Мой сын Билли спрашивал: "Завтра ты будешь ведьмой или королевой?" Я думала: "Ведь это просто часть моей жизни".

Дэниел: Вот оно принятие решения - быть завтра ведьмой или королевой. Когда я положил диктофон на ваш стол, поднял груду почты и под ней обнаружил книгу, которая называется: "Что делать бедной девушке? Проституция в Америке в середине 19 века".

Хелена: (растягивая слова на южный манер) Если что-то пойдет не по плану, это мой запасной выход.


Дэниел: Это ваш южный акцент?

Хелена: Это акцент для роли. В силу нашей профессии приходится изучать новое, хотя в обычной жизни нам было бы лень заниматься подобным. Я горжусь, что, наконец, пошла на уроки степа. Я приняла такое решение на Новый год. "Просто сделай это! Когда ты найдешь время для этого?" - подумала я.

Дэниел: Полностью согласен. В этом доме много деревянных полов, поэтому вам есть, где развернуться. Как у вас складываются отношения с мюзиклами? Вы смотрели их в юности?

Хелена: Мне нравятся мюзиклы. Честно, я всегда хотела принять участие в мюзикле, и всегда хотела быть миссис Ловетт (роль Хелены в "Суини Тодде"). Поэтому, когда Тим сказал: "Я собираюсь снять этот фильм, и если ты хочешь, можешь пройти прослушивание..."

Дэниел: Да, я помню, вы упражнялись в пении.

Хелена: Да, и, опять-таки, ты был там!

Дэниел: Дело было на съемках пятого "Гарри Поттера". Помню, я подумал: "Что должно случиться с Тимом, если она не получит эту роль?" Думаю, важно сказать, что вы также проходили прослушивание у Стивена Сондхайма (соавтор музыкального сопровождения фильма Бертона). невероятно тяжело. Какой опыт вы получили?

Хелена: Это был один из худших периодов нашего брака. Не то, чтобы мы женаты, но все очень сложно...

Дэниел: О, вы не женаты?

Хелена: На самом деле, нет. Не то чтобы кто-то из нас был против брака… Просто мы оба слишком ленивы.

Дэниел: Ну, дети для - большая ответственность, не так ли?

Хелена: Да, наши дома состоят в браке.

Дэниел: Да! И мне это нравится. Самое интересное, когда я говорю об этом людьми моего возраста, они считают подобное положение дел немного странным. Я говорю об этом с людьми, у которых есть дети, и они так завидуют вам (оба смеются). Все они невероятно завидуют вашей ситуации.

Хелена: Это отличная ситуация. (продолжает с южным акцентом) Если бы вы могли объединить два дома...

Дэниел: Нет ощущения, что это два разных дома. Очевидно, что вам обоим требуется свое пространство, поэтому идея с двумя домами просто великолепна.

Хелена: Обязательно нужно иметь свое пространство.

Дэниел: Это так здорово. Можете что-нибудь рассказать о "Мрачных тенях"? (премьера в России 10 мая) Потому что я, например, ничего не знаю о сериале.

Хелена: Я тоже. Единственное, что я знаю, когда Тим ходил в школу, он очень торопился вернуться домой, чтобы посмотреть готический сериал "Мрачные тени", снятый в 70-е годы. Его сюжет вертится вокруг Барнабаса Коллинса - несчастного вампира, которым стал им сам того не желая.


Дэниел: Классно! А вы играете роль доктора Джулию Хоффман?

Хелена: Я играю роль местного психиатра, злоупотребляющего алкоголем. В общем, речь в фильме идет о довольно странной семейке... Барнабас Коллинс восстает из гроба и возвращается к своей семье после 200-летнего отсутствия. Мишель Пфайффер, думаю, играет роль его внучатой племянницы, причем семь раз внучатой.

Дэниел: Превосходно.

Хелена: Когда я читала сценарий, испытала легкое беспокойство, потому что в нем фигурирует привлекательная ведьма. Перед кастингом Тим сказал: "Думаю, мы должны сделать перерыв, потому что ты работаешь с другими режиссерами, а я никогда не работал с другими актерами". Я ответила: "Хорошо, полностью понимаю тебя. Давай подойдем к этому вопросу по-взрослому". А еще продюсер фильма Дик Занук - самый удивительный человек. Ему 77, он сын Дэррила Занука и продюсер таких успешных картин, как "Челюсти" и "Звуки музыки". Одним словом, он - легенда. Представьте, я на Золотом Глобусе, к сожалению, одета как обычно, и тут ко мне подходит Дик...

Дэниел: О, это когда вы надели разные туфли?

Хелена: Да. Хотя, знаешь, в какой-то степени вышло даже неплохо. Ведь чем еще заняться на ковровой дорожке целых полтора часа? Я подумала, пошло все к черту. Посмотрела на свое платье, поняла, что оно некому не понравится и подумала почему бы не сбить людей с толку еще больше. По крайней мере, я так могу сама в некоторой степени контролировать ситуацию, ты меня понимаешь?

Дэниел: По правде говоря, это вдохновляет.

Хелена: Итак, Дик подходит ко мне и спрашивает: "Читали ли вы это?" Я отвечаю: "Да, но Тим не хочет, чтобы я играла в фильме". Тогда Дик продолжает: "Нет, нет. Вы должны быть доктором…" Я спрашиваю: "Анжеликой, сексуальной ведьмой?" "Нет, не Анжеликой, а доктором Хоффман - психиатром-алкоголичкой", - отвечает Дик.

Дэниел: Ясно. Вы уже играли подобные роли?

Хелена: Да, но в голову пришла мысль, почему психиатр-алкоголичка ассоциируется с Хеленой?

Дэниел: Итак, я заинтригован. Каково это, когда съемочный день выдался по-настоящему отвратительным? Наличие двух домов при таком раскладе просто фантастика? Я уверен, что это необходимо, потому что я бы не хотел, вернувшись домой снова оказаться в компании режиссера.

Хелена: Да, он очень нервный. Все режиссеры такие. Уровень стресса, подобен борьбе. Я имею в виду, что все, что может пойти не так, идет именно не так. Но опять же, самое замечательное в работе с Тимом, когда ты вовлечен в процесс, видеть, что нахождение на съемочной площадке доставляет ему удовольствие. Если бы я не видела его во время работы, но наверняка могла бы подумать, что он близок к суициду.

Дэниел: Ясно. Это всегда очень привлекательно и интересно, видеть, что любимый человек удивительно хорош на своей работе.

Хелена: Я знаю. Мне это тоже нравится. Это действительно хорошо. Здорово наблюдать, и так часто, потому что в противном случае… Он не умеет готовить, но он превосходный режиссер.

Дэниел: От него не много пользы дома, но он умеет снимать фильмы.

Хелена: Бывает, я думаю: "Зачем ты снова с ним работаешь?" Но для меня это важно. Я родила двоих детей от этого мужчины. Не имеет никакого смысла идти по другой стороне земного шара и заниматься чем-то другим.

Дэниел: Нет, имеет смысл!

Хелена: Не забывай, что это Тим Бертон, и он гений. Нельзя отказываться от роли в его фильме, только потому, что я живу с ним, и у нас двое детей.

Дэниел: Конечно, нет.

Хелена: Это было бы безумием.

Дэниел: Это было бы странно.

Хелена: И неправильно.

Дэниел: Так и есть.

Хелена: Неправильно и глупо.

Дэниел: Глупо. Совершенно верно. И продолжая тему ваших разных туфель на Золотом Глобусе, давайте поговорим о моде. Вы работаете с Юргеном Теллером?

Хелена: Для кампаний Марка Джейкобса. Именно это сотрудничество стало результатом подобных туфель.

Дэниел: Правда?

Хелена: Марк сказал: "Пусть она носит разную обувь". Юрген Теллер великолепный фотограф. Блестящий.

Дэниел: Одна из немногих вещей, которые я ненавижу в своей работе, –фотосессии, потому что, когда позирую, всегда чувствую себя слегка идиотом.

Хелена: Знаешь, что было самым классным в работе с Юргеном? Он все делает быстро. Мы ставим музыку и просто танцуем. Я уже столько раз принимала участие в фотосессиях, что чувствую, что перепробовала всевозможные выражения лица.


Дэниел: Количество выражений все-таки ограничено.

Хелена: Это так. И я не хочу слишком волноваться, какое выражение выглядит лучше, потому что творчество получается, когда тебя снимает великий фотограф. Это взаимоотношения. Это очень привлекательно. Это как танец с партнером.

Дэниел: Как бы вы описали себя в плане моды? Я знаю, у вас свой неповторимый стиль.

Хелена: Я люблю переодеваться и наряжаться. Похоже на то, что мы делаем для нашей работы: нам платят деньги за то, чтобы мы выглядели определенным образом. Поэтому я продолжаю заниматься этим и в жизни. У меня не так много одежды, но я чувствую, что она меняется. Думаю, я превращаюсь в кого-то другого, и когда видишь свои фото, расстраиваешься и думаешь: "Я хотела быть не такой...". Поэтому я перестала следить за фото. Как я говорю: "Я все еще остаюсь собой".

Дэниел: А теперь расскажите о своем участии в "Больших надеждах" (режиссер Майк Ньюэлл).

Хелена: Мисс Хэвишем – это фантастика. В какой-то степени я согласилась на роль из-за платья, ведь мисс Хэвишем - невеста. У фильма был небольшой бюджет. Но он мне понравился. Мне также нравится Майк и его энергия.

Дэниел: Он самый настоящий англичанин, которого только можно встретить. То есть вы согласились на съемки в основном из-за платья? Это история о женщине, которая всегда носит подвенечное платье.

Хелена: Да, она обречена на вечное ожидание, после того как ее бросили. И она остается в своем подвенечном платье, и все ждет и ждет.

Дэниел: Вы будете выглядеть потрясающе, как и сейчас.
 
Хелена: Мне понравилось. Забавно, потом что я никогда не хочу повторяться, но в один момент подумала, что из-за прически мисс Хэвишем напоминает постаревшую Беллатрикс. Но все начинается изнутри.

Дэниел: Ты загнала в угол нишу подобного рода высококлассных персонажей.

Хелена: Надеюсь. Потому что это все, что я умею.

Дэниел: Стоит отметить для наших читателей, что именно по этой причине вы и я сейчас должны чувствовать себя лучше, чем другие актеры, которых я знаю, потому что были люди, которые каждый день делают нам прическу и грим, а мы только меняли стулья.
 
Хелена: И истории, и многие другие вещи. Ну, а я в гримерке частенько курю, убедившись, что никто туда не войдет.

Дэниел: И еще один, немного больной вопрос. Люди часто задают мне, и тебе также, этот скучный вопрос, касаемый типажа.

Хелена: Поняла…

Дэниел: Это свидетельствует о вашей настойчивости.

Хелена: Это просто упорство, вот и все.

Дэниел: И это упорство всегда помогает найти людей, с которыми можно было бы работать. Вы можете оглянуться назад и увидеть огромный объем работы, который говорит о вашей разносторонности.

Хелена: Видишь ли, людей намного легче удивить, если они думают, что хорошо информированы о тебе. На самом деле это выгодная позиция. Они думают, что все о тебе знают, но у тебя достаточно места для маневра. Можно делать все, что угодно. Можно полностью открыть себя заново, или не делать этого.

Дэниел: В моем случае, как мне кажется, речь идет о том, чтобы заставить зрителей привыкнуть видеть меня в разных ролях. Ни одна роль не отделит меня полностью от десяти лет жизни, которую я так люблю. И я никогда не хотел бы, полностью от нее отделиться.

Хелена: Думаю, со временем так и будет, дорогой.

Дэниел: Правда?

Хелена: По правде говоря, у людей такая короткая память.

Дэниел: В том-то и дело. Я действительно думаю, как большинство. Надеюсь, что серез десять лет я буду просто еще одним актером, который снимается в кино.

Хелена: Ты будешь разным. Ты будешь отличаться от того, каким был. Ты будешь постоянно расти. Если захочешь, твоя юность всегда будет с тобой. Но ты можешь ее закрепить, оставить в своей памяти. Не имеет значения. Но самое главное, ты делаешь это, потому что тебе это нравится.

Дэниел: В том-то и дело. И, в конечном счете, в ближайшее время, не думаю, что мне разонравится.

Хелена: Нет, ты мог бы стать режиссером.

Дэниел: Я бы с удовольствием.

Хелена: У тебя очень много энергии для актерства. А как насчет того, чтобы стать сценаристом?

Дэниел: Я не отчего не отказываюсь. В настоящее время я прорабатываю идею сценария. Чем вы бы хотели заниматься в свободное время?

Хелена: В свободное время? Учусь бить чечетку. Занимаюсь с детьми. Напоминаю им: "Привет, я ваша мама". (смеется.) Если честно, свое свободное время я провожу с детьми, но, если бы его хватало на что-то еще, даже и не знаю, чем бы я занималась.

Дэниел: Вы обратили внимание, что дети являются предлогом для игр, играть в которые никогда не хочется останавливать, хотя общество говорит, что ты должен?

Хелена: Да. На мой взгляд, если у тебя есть ребенок, ты должен показать ему, как любишь жизнь и все хорошее в ней. Например, можешь приготовить что-нибудь вкусное. Вот это я и показываю своим детям. Ты спросишь, как сделать какую-нибудь вкусность? Все дело в различных ингредиентах и температуре – мороженое и горячий шоколад. Смешивая их, получается, будто делаешь зелье. Мне нравится подобное занятие, нравится снова и снова экспериментировать и в игре давать волю воображению.