Книги ГП
В интервью BBC News «мама» Гарри Поттера рассказала, что у нее возникает соблазн переписать два романа о мальчике-волшебнике, потому что ей не хватило времени, чтобы внести в них все уточнения.

Роулинг, чей первый роман для взрослых, «Непредвиденная вакансия», вышел сегодня в свет, сказала, что она специально не спешила писать его.

«Я точно знала, что двум книгам о Гарри нужна доработка», - сказала она.

Ее заключительная книга, «Гарри Поттер и Дары Смерти», вышла в 2007 году.

«Мне приходилось писать в спешке, и были времена, когда приходилось совсем непросто», - добавила она. «Читая эти книги, я думала: „Боже! Может быть, я вернусь и допишу их". Не знаю. Но я горжусь, что писала в тех условиях, которых писала, и никто никогда не узнает, как мне подчас было трудно».

Не для детей

Роулинг сказала, что написала последнюю книгу просто потому, что она так «захотела». Она предназначена для более взрослой аудитории, поднимает взрослые темы и в ней проскальзывают бранные слова.

«Надеюсь, что всем стало понятно, что это книга не для детей», - сказала она.

Уилл Гомпертц, редактор канала, рассказал в своем блоге о том, что бранные слова «немного потрясли» его во время чтения книги, «учитывая тот факт, что Роулинг является самым известным детским автором в мире».

В центе сюжета находится смерть Барри Фейрбразера, чья неожиданная кончина, потрясает жителей Пэгфорда.

Представитель издательства Little, Brown & Co сказал: «Кажется, что Пэгфорд – идеальный английский городок с мощенной рыночной площадью и древним аббатством, но за красивым фасадом города идет война».

В издательстве дали следующее описание книги: «Она пропитана черным юмором, размышлениями и полна сюрпризов».

Роулинг, признавшись, что польщена словами Гомпертца, сказала, что «это что-то из Диккенса», добавив: «Когда я начала писать книгу, была уверена, что создаю современную версию того, что я люблю – толстый роман 19-го века, повествующий о событиях небольшой местности».

«Таким образом, в определенной степени, бранные слова – это и есть «Непредвиденная вакансия»».

«Это провинциальный, в буквальном смысле, роман, который обращает внимание на прорехи в нашем обществе и все, что с этим связано. Это то, что я хотела сделать».

Она добавила, что огромный успех «Гарри Поттера» означает, что ей «нечего доказывать». «Я, конечно, не хочу показаться самонадеянной», - добавила она. «И это не означает, что я думаю, что не могу стать лучше, как писательница».

«Но «Гарри Поттер» сделал меня свободной в том смысле, что есть только одна причина, по которой я могу писать, - если мне действительно есть, что сказать и я хочу поделиться этим».

Роулинг сказала, что она будет судить об успехе книги «по общению с читателями».

Когда «ажиотаж вокруг последнего романа «Гарри Поттера» достиг невообразимых высот», который она сравнила с «разбушевавшемся монстром», «разговор с читателями внес некоторую ясность».

Ее следующий роман, скорее всего, будет для юных читателей, хотя она старается не загонять себя в определенные рамки. «Думаю, вполне вероятно, что следующая книга, которую я напишу, будет для детей», - сказала она. «У меня есть любимые книги для детей. И они написаны для ребят младше, чем читатели «Поттера»».

Тем не менее, писательница призналась, что она «гордится» «Непредвиденной вакансией».

«Мне нравится книга, и тогда ты можешь сказать, что как бы ты ни волновался в день ее выхода, будь готов ко всему», - добавила она. «Потому что переделать то, чем ты недоволен, или резко захотеть отложить релиз на год и доработать книгу, что случалось со мной, уже не получится».

«Странный» процесс Левесона

В мире продано более 450 миллионов копий седьмой книги саги о Гарри Поттере. Романы о мальчике-волшебнике, который выживает при нападении на его родителей, превратились в феномен мирового масштаба, и по ним сняли восемь фильмов с Дэниелом Редклиффом в главной роли.

Роулинг говорит об обратной стороне ее успеха, что привело ее к даче показаний в комиссии Левесона, проводящей расследование в связи со скандалом с прослушиванием телефонов.

«Было важно дать показания комиссии Левесона. И тут ты попадаешь в довольно парадоксальное положение, когда пытаешься заступиться за свою личную жизнь, при этом опять-таки немного вторгаясь в свою собственную жизнь», - сказала она, добавила, что ей пришлось «долго и тщательно» обдумывать, о чем рассказывать следствию.

«В своем заявлении я промолчала о некоторых вещах в своей жизни», - сказала она. «Потому что, хотя они и представили несколько наихудших вещей, которые случались со мной или моей семьей прессе, мне пришлось бы подробно о них рассказать, тем самым вторгнуться в свою личную жизнь. Поэтому данное расследование носило очень странный характер».