Дэн Рэдклифф
В хорроре «Женщина в черном» Дэниел Редклифф предстает перед зрителями в роли отца-одиночки, тяжело переживающего потерю жены. Впереди, однако, его ждет еще одно не менее тяжелое испытание. О своем дебюте в жанре фильмов ужасов актер рассказал в интервью ресурсу Cinema Blend.

Во время съемок «Гарри Поттера» у Вас была возможность работать и над другими проектами, но в «Женщине в черном» Вы, действительно, впервые после сериала сыграли главную роль. Испытывали ли Вы давление, выбирая, какая роль будет следующей после Гарри?
«Нет, не испытывал. Вообще никакого давления в отношении этой роли не было, правда. Только сейчас я испытываю нечто похожее на прессинг (смеется). Как только я прочел сценарий, я принял самое легкое в моей жизни решение. Сценарий был фантастический. Параллельно я рассматривал еще несколько предложений, но эти роли не были также хороши, также выверены и также идеально вписаны в сценарий, как роль Артура Киппса. Я хотел его сыграть, и я знал это с первой минуты. И еще я не ожидал, что „Женщина в черном“ будет фильмом ужасов. Когда мне кто-то об этом сказал, я спросил: „Что, правда?“ Ни на секунду не думал, что первый же фильм после „Гарри Поттера“ окажется хоррором. Прочитав сценарий, я подумал, что будет весело напугать всех до смерти».

Вы любите этот жанр?
«И да, и нет. Я не особенно люблю современные хорроры. Я к ним холоден. И еще, я не смог бы сниматься в полноценном хорроре, потому что не выношу вида крови. У меня, правда, проблемы с кровавыми сценами, они выбивают меня из колеи, для чего, собственно, они и существуют, но мне не доставляет удовольствия даже смотреть их, не то чтобы участвовать. Но напряженный, умный, оригинальный хоррор мне по вкусу. В своей работе мы оглядывались на фильм „Другие“, потому что мы чувствовали, что нам нужен тот же тон, мы пытались подражать ему. „Сияние“, наверное, мой самый любимый страшный фильм. Не думаю, что можно бояться еще больше».

В Вашем фильме будет кровь. В сцене с лифтом?
«Да, но понимаете, когда кровь появляется естественным образом, все нормально. Но когда мне просто показывают кровищу, и что-то одновременно происходит с людьми, у меня возникает ощущение, что все это неуместно, неправильно. Ненавижу это».

Хоть Вы и не Гарри Поттер, но Вы играли его на протяжении многих лет. Вам требовалось время на детоксикацию, чтобы начать выбирать другие проекты?
«Нет, совсем не потребовалось (смеется). Между мной и Гарри есть много общего, я, действительно, прожил с ним так долго. Но когда я впервые ступил на площадку „Женщины“, я совершенно естественно почувствовал себя другим персонажем. Надо мной не нужно было проводить сеанс экзорцизма. Я провел фантастическое время, снимаясь во всех сериях о Гарри, и я не хочу забывать о нем. Я любил это время. Когда я начинал играть Гарри, будучи маленьким мальчиком, я думаю, это был я, Дэн, который говорил фразы от лица Гарри, вкладывал свои, Дэна эмоции, а Гарри мне дарил свои. Теперь же, было очень приятно начать новую экранную жизнь и заявить: „Окей, начнем с самого начала. Этот герой не будет иметь ничего общего с Гарри“. Мне это очень нравится».

Давайте тогда поговорим об Артуре Киппсе. Вы неженаты, у Вас нет ребенка, и, вероятнее всего, Вы никогда в жизни не видели привидения. Что Вам потребовалось, чтобы понять, что происходит у Артура в голове?
«Жена Артура умерла при родах несколько лет тому назад. Это утрата опустошила его полностью, отдалила от сына, от мира, от всего. Я несколько часов говорил с психологом, которая помогает таким людям, как Артур, потому что, как вы сказали, я не мог четко представить себе, что происходит в голове людей, переживших подобную потерю. Позже я прочел пару специализированных книг, из которых почерпнул массу информации о том, как ведут себя страдающие от депрессии люди. С помощью полученной информации ты начинаешь понимать, как вести себя под камерами. Еще мне очень помогло общение с двумя моими друзьями, находящимися в депрессии. На самом деле, депрессия — это и физическое заболевание, а не только психологическое. Например, утром невозможно подняться с постели. Приходится сделать не одну попытку. В общем, когда я впервые стал Артуром, я был полностью истощен физически и душевно».

Похоже, Вы окунулись в образ с головой. А Вы умеете переключаться и отвлекаться от работы в перерывах?
«Безусловно, да! Я никогда в жизни не пользовался методом полного погружения в роль. Алан Рикман и Ральф Файннс оба придерживаются его, может и не на все 100%, но они старались оставаться в образах и вне камер. Майкл Гэмбон, напротив, в перерыве всегда болтал о чем ни попадя вплоть до команды „Мотор!“ Потом он просто вступал на площадку и превращался в Дамблдора. Мне всегда нравилось наблюдать за подобными превращениями. Я думаю, это правильно — не пытаться быть своим героем все время. Лучше уметь полностью концентрироваться на своей работе на короткий период, когда идет съемка, а когда она заканчивается, уметь расслабиться, подумать о чем-нибудь постороннем, пойти пройтись, а потом вернуться и снова войти в образ».

Как Вам работалось с режиссером Джеймсом Уоткинсом?
«Он отличный режиссер, очень практичный. Он дает точные указания и объясняет, что ему нужно для достижения цели. Мне очень понравилось работать с ним, потому что у меня самого есть стремление стать режиссером, и, наблюдая за ним, я узнал многое, что требуется для этого. Кроме того, Джеймс очень приятный человек, что превращает работу с ним в удовольствие».

«Женщина в чёрном» выйдет в российский прокат 15 марта, а месяцем ранее — 15 февраля Дэниел представит картину в Москве.