Фильм 7-8
Тим Берк - супервайзер спецэффектов, номинированный в этом году на «Оскар» за работу над фильмом «Гарри Поттер и Дары Смерти. Часть первая», в новом интервью рассказал о процессе создания франшизы, в том числе и заключительных фильмов.

После стольких лет съемок «Гарри Поттера» пост-продакшн превратился в хорошо отлаженный механизм?
Тим Берк:
Надеюсь, что так. Машина «Поттера» работает очень хорошо. Мы старались сотрудничать с одними и те ми же студиями. Единственное, к нашему сожалению студия ILM не смогла принять участие в создании заключительного фильма.

Что оказалось самым трудным в работе над седьмым фильмом?
ТБ:
Думаю, самой сложной была работа над персонажами, существами и Добби. Люди должны были установить связь с Добби, сопереживать ему, чтобы суметь поверить в его смерть. Они привыкли видеть хороших и плохих персонажей, созданных при помощи компьютерных технологий. И если бы Добби выглядел бездушным, эмоциональный момент в конце фильма просто бы не прочувствовался. Я думал, что Добби будет создать сложнее всего, но с умельцами из компании Framestore все оказалось намного проще.

Самым трудоемким процессом оказалась работа, связанная с уничтожением медальона-хоркрукса. Студии Rising Sun хватило ее с лихвой. Как показать разрушение души? К концу съемок у Дэвида Ейтса вырисовалась картинка того, как это может выглядеть, и нам пришлось попотеть. Мы использовали мощную программу для моделирования и создания специальных эффектов Houdini, а также систему захвата движения студии Mova, которая применялась в фильме «Таинственная история Бенджамина Баттона». С ее помощью в этой корчащейся массе мы привели в движение искаженные лица Волдеморта.

Когда вы вспоминаете предыдущие фильмы, что сложного было в их создании?
ТБ:
Мы всегда стараемся использовать имеющиеся на тот или иной момент технологии по максимуму. Но, если вспомнить предыдущие фильмы франшизы, великан в пятом был не совсем таким, каким мог бы быть, и на то имелись свои причины. В середине фильма персонаж претерпел изменения, и нам пришлось бросить все свои наработки, т.к. режиссеру он пришелся не по вкусу. Вот так вдруг у нас исчез персонаж. И как результат все кадры с ним получились далекими от идеала.

Возникали и другие трудности. К примеру с гиппогрифом, который стал звездой последнего фильма. Но самими трудными для понимания являются субъективные вещи, которых полно в этих фильмах. Они не соответствуют реальной действительности, над которой ты должен продолжать работать пока она не будет выглядеть настоящей. И если тебе нужно уничтожить душу, что сокрыта в крестраже, вот это дело не из легких.

Как в этом фильме по сравнению с предыдущими изменилась роль визуальных эффектов?
ТБ:
Мы, несомненно, теперь делаем большую работу. Эскизы декораций стали более разнообразными. Изменилось производственное планирование, знания того, как можно снимать на фоне зеленого экрана, используя внешние декорации на натурной съемочной площадке, стали обширнее. Особенно в последнем фильме. Из-за особенностей съемки фильмов у нас появилось много работы вне студии, которую мы не могли выполнить. Потому художник постановщик Стюарт Крейг создал декорации частично, чтобы мы смогли перенести их в цифровой формат. И благодаря новым технологиям теперь нам больше не нужны макеты.

Во второй части мы разрушили Хогвартс. Перед нами стояла важная задача воссоздать битву, развернувшуюся в Хогвартсе, и мы должны были работать над ней на различных этапах производства. С помощью камеры мы сделали сложную съемку, проводя ее через окна и внутренние помещения. Таким образом, мы сделали решающий шаг в конце 2008 и начали восстанавливать школу в цифровом формате со студией визуальных эффектов Double Negative. Весь процесс занял два года. Имея такую замечательную цифровую миниатюру, теперь мы можем работать над дизайном кадров.

А как обстоят дела с остальными спецэффектами?
ТБ:
В сцене погони за мотоциклом в части первой мы работали с цифровыми двойниками. Подобное мы проделывали в матче по квиддичу в шестом фильме. Последние пару фильмов цифровые двойники актеров стали нормой. Их использование упрощает работу актеров и операторов, позволяет не ограничиваться возможностями различных устройств, как это было в первых фильмах. Также сегодня в цифровом виде мы можем воссоздать трюки любой сложности, что в первую очередь благоприятно отражается на безопасности съемочного процесса.

Как изменения в технологии повлияли на вашу работу?
ТБ:
В технологии произошли значительные изменения, особенно за последние пять лет. Они позволили нам работать с большим количеством и лучшими по качеству эффектами, создавать более фотореалистичные изображения и уйти от этой ужасной компьютерной графики, когда люди не понимают, что реально, а что нет. Также благодаря технологии HDRI (прим. изображение с высоким динамическим диапазоном) нам стало намного проще выполнять световую обработку кадров, что ускорило непосредственно сам процесс работы.

Все эти изменения повлияли на вашу роль как супервайзера спецэффектов?
ТБ:
Я тут подумал, что супервайзер - неподходящее слово. Учитывая уровень, на котором мы сейчас находимся, мы выступаем в роли режиссеров спецэффектов. Это можно сопоставить с написанием музыки. Дэвид Ейтс в словесной форме описывает, что и как должно быть, а Ридли Скотт рисует эскизы, и ему в конце дня я могу сказать, что мы сделали то, что он хотел, однако, с Дэвидом Ейтсом все обстоит намного сложнее. Например, он говорит: «Хоркрукс должен быть злым». И тут еще нужно понять, что он имеет в виду, как это должно выглядеть на экране. Иногда нужно додуматься, как понять тишину. Возможно, тишина не лучший пример. Для этого со мной работало три продюсера.

Через пару месяцев вы завершите работу над «Гарри Поттером». Какие чувства вы испытываете?
ТБ:
До меня не доходило, что это конец до июня прошлого года, когда я стал наблюдать, как постепенно стали пустеть другие отделы. Мы находились в своем здании, которое сейчас по проекту Warner Bros. разрушили, т.к. компания собирается строить там киностудию. Мы покинули его перед Рождеством.

Перед этим я совершил последнюю экскурсию по студиям. Все заросло сорняками, кругом были экскаваторы. Было грустно оставлять то место, где мы работали над фильмами.

Можете что-нибудь рассказать о второй части «Даров Смерти»?
ТБ:
Это будет классный, невероятно динамичный фильм. Зрители будут не в состоянии перевести дыхание. Надеюсь, что он будет захватывающим. Это все, что я могу сказать.


Надоела прежняя операционная система? Хватит это терпеть! Установка Ubuntu с USB или CD