Андрей Соколов

Российские поклонники «Гарри Поттера» с нетерпением ждали выхода последней, завершающей, финальной, всё объясняющей — седьмой книги — в переводе на русский язык. Вместо этого им досталась фигура пыльного цвета, одышливое дыхание, громкий дребезг, умытый воздух и обширная грудь. Всё это и многое другое в официальном переводе издательства «Росмэн». Во всех книжных магазинах страны. Тиражом 1,8 млн. экземпляров.

Часть первая. Всегда нужно поругать культовое явление

Это российский менталитет

15 октября, через 2 дня после официального выхода книги, Татьяна Успенская, коммерческий директор «Росмэна» дала интервью порталу DP.RU, в котором весьма нелицеприятно отозвалась о недовольных переводом поклонниках. А сказала она буквально следующее: «Весь наш опыт показывает, что люди, которые высказывают недовольство переводами, сами владеют английским языком на очень среднем уровне — просто разговорном». А теперь давайте немного позанудствуем.

Во-первых, какой же такой «весь» опыт указывает на некомпетентность критиков перевода «Росмэна»? Они что же, все форумы облазили, познакомились с поклонниками, выявили их уровень знаний английского языка? Во-вторых, чтобы понять, что перевод не нравится, совершенно не обязательно прекрасно знать английский. Когда книгу тяжело читать из-за неуместных просторечий и чудовищных ляпов, разве уместно указывать на оригинал? Подразумевается, что английский хорошо должны знать официальные переводчики. Нам же, простым смертным, в данном случае достаточно подключить свой художественный вкус и здравый смысл. Хотя, не спорю, зачастую некоторые фразы росмэновскими переводчиками переведены неверно или не переведены вообще — в этом случае знание английского пригождается. «…наши переводчики просматривают такие форумы, и на все вопросы-замечания, как правило, находятся ответы. Потому что перевести можно по-разному, и у каждого переводчика свой стиль, и в данной ситуации я вам скажу одно: пятую книгу нам переводили лучшие переводчики России — Голышов, Мотылев и Бобков, и, несмотря на это, также было много замечаний от фланирующей публики — я так это называю». И опять же, по пунктам. Во-первых, какое мне дело до стиля переводчика, когда я хочу почувствовать стиль автора? Во-вторых, смутно представляю себе переводчиков с затравленным видом читающих форумы с критикой своего перевода. В-третьих, — это подчёркивается и дальше — недовольных переводом упрекают, по сути, в праздности. Дескать, нечем людям заняться, кроме как критиковать официальный перевод «Гарри Поттера». Тут важно заметить, что сам факт существования стольких альтернативных переводов уже говорит о том, что официальный устраивает далеко не всех. Зачем такое множество людей будет тратить столько времени, сил и в конце концов денег на то, за что получают гонорары переводчики «Росмэна»?

У них находится время писать кляузы

«…мы абсолютно уверены в профессионализме переводчиков, и масса замечаний просто не грамотна. Это российский менталитет: всегда нужно поругать культовое явление. Они и письма агенту Роулинг шлют. Однако эти люди — не переводчики, и у них находится время писать кляузы, причем это не дети, это определенная группа взрослых». Никто не оспаривает профессионализм переводчиков, реноме у них действительно практически безупречное. Но нет ни одной книги, в которой не было бы ляпов. Больше или меньше — но они есть. Может быть, причина в малых сроках (21 июля вышел оригинал седьмой книги, а 14 августа перевод на русский уже подписан в печать). Может быть, переводчики работали спустя рукава, посчитав, что детскую книжку перевести — раз плюнуть. Может быть, издательство не уделило должное внимание организации процесса: если уж и корректор не удосужился просмотреть текст… А скорее всего, это совокупность перечисленных причин. Не совсем понятно, что Успенская подразмевает под «культовым явлением». Саму книгу или росмэновский перевод?! Весьма неплохая попытка подменить понятия. Как раз поклонники оригинала и проявляют неудовольствие от официального перевода. Очень обидно, что такой живой, изящный и многоцветный язык Роулинг загнан в рамки вкусовых представлений переводчиков о языке детской литературы. Когда пожиратель смерти употребляет такие слова как «энто» и «могёт», Дамблдор причитает: «Вот те на, вот те на!» — а Рона, как он сам говорит, «с души воротит»… Что ж, некоторые начинают понимать, что это уже не настоящий «Гарри Поттер». Третий момент. Смысл фразы сводится к тому, что все, кому не нравится официальный перевод — бездельники и кляузники. Ну хорошо. Можно себе представить несколько неудавшихся властителей дум и парочку проснувшихся с головной болью. Но может ли быть, что эти два порока, — праздности и сплетничества — так захлестнули российское общество, что у читателей нет другого занятия, как от нечего делать злословить и клеветать на авторизованный перевод «Гарри Поттера»?.. Причём коммерческий директор уточняет: «это определенная группа взрослых». Вроде и безработица не такая страшная, а люди от безделья такие штуки выкидывают. Осталось только добавить слова из статьи пятилетней давности о том, что все недовольные — подставные утки обиженных издательств-конкурентов.

Есть в интервью ещё пара не очень приятных моментов. Например, Татьяна Успенская заверяет, что «ошибки, которые выплывают, безусловно, исправляются при следующем тираже». Но как Гермиона не «здавалась» в моём издании 2002-го года, так она не «здаётся» и в последнем тираже. Ещё одна маленькая неправда: «Иллюстрации отечественных художников мы по контракту не имели права делать — «Поттер» во всем мире выходит в оригинальной обложке». Всем почитателям «Гарри Поттера» известно, что практически в каждой стране свои обложки, свои иллюстрации к романам Роулинг. Например, на Украине обложку рисовал отечественный художник. Да и что такое «оригинальная обложка»? При выходе новой книги обложек минимум две: британская и американская. Ну, и ещё крохотное, незначительное для нас недоразумение: «Мы не имеем права использовать в рекламных материалах киношные изображения». Не один месяц я наблюдал картонный силуэт Дэниела Рэдклиффа со вложенной (явно не без помощи Photoshop) в руку книжкой «Гарри Поттер и Орден Феникса» в переводе издательства «Росмэн»…

За решётку по статье об изнасиловании с отягчающими

Реакция читателей на интервью с Татьяной Успенской заставила меня встрепенуться: с таким возмущением читатели стали оппонировать ей, высказывать свои впечатления о только что вышедшем переводе. Кто-то говорил, что представитель издательства просто не уважает читателей, кто-то сделал предположение, что «нормальные переводчики в России вымерли», кто-то узнавал, где можно сдать книгу и получить деньги обратно. А уж какими только эпитетами не одарили росмэновский перевод «Даров Смерти»! В конце концов один из участников обсуждения даже выдвинул предложение: «Всю коллегию доблестных переводчиков нужно немедленно засадить за решётку по статье об изнасиловании с отягчающими». Осмелюсь уточнить, что пострадавший в данном деле, по-видимому — оригинальный текст.

Ненада ничяво менять

Насколько я понял, сообщения, содержащие критику (вероятно, в резкой форме), удаляются с форума «Росмэна». Находятся и защитники официального перевода. Обычно они не всегда в вежливой форме рекомендуют самим критикам заняться переводом, а не «засирать издательство которое над этими гребаными книжками хрен знает сколько корпело». Правда, и со стороны тех, кто не идеализирует пока единственный авторизованный перевод, появляются не совсем корректные замечания. В данном случае я как участник проекта «СНИТЧ» имею преимущество: я могу сказать, что, критикуя официальный перевод, участвую в создании альтернативного и имею возможность сравнивать. Но надо признать, некоторых, если не сказать, многих, устраивает то, что они покупают в книжных магазинах. Думаю, эту непритязательность можно объяснить малым количеством прочитанной литературы. Ведь я не утверждаю, что «Гарри Поттера» в росмэновском переводе невозможно читать. Я как обычный читатель несмотря ни на что был так увлечён сюжетом, что некоторые ошибки пропускал мимо ушей, точнее, мимо глаз. Но можете себе представить неудовольствие любого читателя, когда он вынужден отвлекаться от содержания на неумелые формулировки, искажения и придумки переводчиков. Конечно, многие по-прежнему считают, что «ненада ничяво менять» — как написал один из читателей на том же форуме «Росмэна». В ответ приведу слова некой Светланы, оставившей на форуме DP.RU вот такое сообщение: «Слава Богу, я лингвист по образованию! Когда у меня родится ребенок, я переведу ему Поттера на родной язык сама. А то с переводом РОСМЭНа он не то, что книгу не прочувствует, так и еще и по-русски будет говорить как переводчики (читай, плохо)». Конечно, это преувеличение, но я обращаю внимание на такую мысль: зацикливаться на переводе «Росмэна», как и на любом другом, нельзя. Детям, подросткам нужно читать другие варианты перевода, вообще другие книги, развиваться, расти как читателям. Боюсь, что «Гарри Поттер» в официальном переводе не сможет сформировать художественный вкус у подрастающего поколения…

«На каждый роток не накинешь платок!»

— именно такой комментарий дал переводчик Сергей Ильин на замечание о существовании критических отзывов о его работе. Просто поразительно, что в современном мире можно так легко отмахиваться от нескольких проектов по созданию альтернативного перевода, от целых сайтов, посвящённых «работе над ошибками», от великого множества читателей, недовольных тем, что им навязывают. Именно навязывают. Если бы существовало несколько авторизованных переводов — тогда предлагали бы. Можно возразить, что у всех есть возможность читать и другие переводы в интернете. Но, во-первых, не так просто получить к ним доступ, потому что это незаконно — публиковать перевод альтернативный официальному. А во-вторых, далеко не у всех есть интернет, а стало быть и возможность сравнить и выбрать лучший для себя вариант. Про плюсы и минусы монополии можно рассуждать долго. Но существование конкурентов стимулирует множество факторов: усиливается контроль за исполнением работы, а значит, улучшается её качество, привлекаются другие специалисты, учитывается мнение потребителей. Прошу обратить внимание на последний пункт. Сколько бы ни было читателей, которых не устраивает то, что они читают в бумажном издании, ответ «Росмэна» на совершенно оправданную критику не меняется уже несколько лет: «Сам дурак!». Ну, конечно, ведь «пипл-то хавает»!..

Пока единственный, пока

Я вижу выход из ситуации в появлении на книжном рынке других переводов романов Роулинг. Все семь книг уже изданы «Росмэном». Существует вероятность того, что и последующие произведения английской писательницы будет издавать именно это издательство, — связаны они будут с Гарри Поттером или нет. Уже шесть лет «Росмэн» получал и получает законную прибыль от реализации авторизованного перевода книг о Гарри Поттере. Возможно, пора появиться и альтернативным переводам в виде печатной продукции. В конце концов их может издавать тот же «Росмэн», хотя есть большие сомнения, что издательство сумеет признать свои существующие ныне переводы не соответствующими определённым стандартам. Компромиссным решением можно было бы назвать разрешение публиковать переводы других проектов и отдельных людей в интернете. Это, как я понимаю, в компетенции правообладателей, а скорее всего, самой Роулинг. Так как перевод шестой книги качественно всё же отличался от предыдущих, издательству рекомендовали обратиться к тем же переводчикам для перевода седьмой. Оправдали ли они доверие — об этом ниже. Итак, на мой взгляд, от снятия запрета на публикацию переводов в интернете выиграли бы, в первую очередь, читатели. Именно для них мы и работаем. Мы любим творчество Джоан Роулинг, мы любим «Гарри Поттера» и поэтому работаем мы с любовью, а не за деньги. Может быть, поэтому наш перевод по праву признают лучшим.

Часть вторая. Регистрация магловских выродков

Все надеялись, что перевод «Ордена Феникса» будет отличаться от перевода предыдущих книг — над книгой работали «киты отечественного перевода» Бабков, Голышев и Мотылёв; Литвинова отошла от дел.…Все надеялись, что перевод «Принца-полукровки» будет отличаться от перевода «Ордена Феникса» — над книгой работали новые, хорошо зарекомендовавшие себя переводчики. Я был почти равнодушен к выходу официального перевода «Даров Смерти». Саму книгу я уже прочитал в нашем переводе, в переводе проекта «СНИТЧ». А в то, что росмэновский перевод будет изобиловать ошибками и ляпами, верилось слабо — ну, право, нельзя же семь раз подряд подписывать в печать, мягко говоря, некачественную работу! Да и в «Принце» вроде не было таких уж явных перлов, если не считать «обширный лоб». Где-то в глубине души я порадовался — всё-таки нашло издательство добросовестных переводчиков, стало более серьёзно относится к редактуре…Прошло больше недели с момента появления росмэновского перевода в книжных магазинах, а я так его и не купил. Не было особенно большого интереса, да и, откровенно говоря, жалко было денег. Первым звоночком, заставившим меня обратить внимание на официальный перевод, были возмущённые отзывы читателей на различных сайтах, форумах, в сетевых дневниках… Безразличие сменилось интересом: неужели опять «вспухшие вмятины» и «волоокие глаза»? Как оказалось, так и есть, но об этом позже. Принёс домой книгу, взял карандаш и сел читать…Напомню, что по просьбе агентов Роулинг, оставили прежних переводчиков — Сергея Ильина и Марию Лахути. Поэтому некоторые их ляпы из шестой книги перекочевали в седьмую. Например, эпитет «обширный» в «Принце» использовался при характеристике лба, в «Дарах» — груди. В переводе содержится очень много постоянно повторяющихся просторечных слов и выражений, неудачных и нелепых конструкций. И дело не в самом факте употребления просторечия. Дело в том, что они вкладываются в уста кому попало: и шестнадцатилетнему школьнику, и отважному воину, и мудрому наставнику, и даже автору. Просторечие и разговорный язык — это не плохо, но у книг о Гарри Поттере другой стиль. Просто другой. К чему эта неуместная «адаптация»? Причём если уж переводчики один раз написали «уворовать» вместо «воровать», то так всю книгу герои и будут «уворовывать». Под конец я уже начал сомневаться, что это слово употребляется без приставки «у». Это очень мешает читать. В общем и целом, перевод, конечно, читабельный. Однако «мелких гадостей» предостаточно. Чтобы не быть голословным, наконец-то перейду непосредственно к тому, что и заставило меня написать этот отзыв.

Могёт такое быть

Для начала скажу о неправильном или отличающимся от других книг употреблением некоторых слов и названий.

«Маггл» и «Найджеллус» в официальном переводе пишутся с одной буквой «г» и «л» соответственно.

До стр. 260 «Бог» пишется со строчной буквы — потом с прописной.

Одно и то же заклинание «Stupefy» звучит по-разному: Отключись! (с. 148) — Остолбеней! (с. 230).

А в «Кубке Огня» — Окаменей! (с. 121)

То же самое с заклинанием Obliviate: Забудь! (с. 149) — Обливиэйт! (с. 362)

Заклинание Finite Incantatem почему-то звучит как Фините Инкантатум (с. 214)

Запретный лес назван Заветным (с. 547).

Всё это непринципиально и на сюжет никак не влияет, однако такие вот проколы присутствуют в книгах.

С души воротит

Если не ошибаюсь, эти слова в чьи-то уста вкладывала приснопамятная Литвинова. В «Дарах смерти» это неприятное чувство нахлынуло на Рона.

«— Я тебе в комнате все объясню, а то у меня от этого запаха с души воротит, — сказал Рон» (с. 89).

Для краткости выложу отдельные слова и отрывки предложений, встречающихся в тексте:

Позабавленный (с. 198),

Аляповатый (с. 220),

Сцапал (с. 63)

Бзик (с. 372)

Запалил (вместо «зажёг») волшебную палочку (с. 242),

Выкликать (с. 149, с. 271).

— «…никогда не видевший вживе твари…» (с. 88)

«…Рону с трудом удалось выпростать руку…» <…> «— Наземникус, много чего уворовавший отсюда…» (с. 158, 185)

На одной с. 501 содержится три просторечных фразы:

«…могёт такое быть…»

«…мы можем свалить энто дело на детей…»

«…здешняя детвора…»

Если в «Принце-полукровке» дядя Вернон поносит «треклятых» сов, в «Дарах смерти» этим словом обзывает дверь пожиратель смерти Амикус. (с. 499)

Виноват?

Я уже писал о том, что переводчики тут и там вворачивают (это слово, кстати, не единожды упоминалось в «Принце» — помню, Джинни что-то «ехидно вворачивала», а потом и Рон «ни к селу ни к городу») просторечия и устаревшие слова, несвойственные ситуации, героям да и вообще стилистике книги. Например, Рон выказывает своё непонимание так: «Виноват?» (стр. 200). Так и вижу его в расшитом бархатном кафтане, удивлённо приподнимающим левую бровь. Это что касается Рона. Потом, кстати, Гарри делится с ним впечатлениями: «Нынче их [пожирателей смерти] больше обычного» (с. 199). Если в «Тайной комнате» Гарри готов был «голову на отсечение» дать (ТК, стр. 260), то в «Дарах смерти» он уже «голову готов был прозакладывать» (стр. 317). А вот пожиратели смерти Кэрроу «чуть ума не решились» (с. 486), пытаясь догадаться, как же члены Дамблдоровой Армии передают друг другу сообщения. Гермиона «превзошла самое себя» (стр. 488), а Северус Снейп «пришел по собственному почину» (стр. 570). Не совсем по теме, но неприятно, что защитники Хогвартса всё оплакивают «своих мертвецов» — корректнее нельзя что ли было сказать? Ещё бы «трупы» написали… Отдельно стоит сказать о бесконечном повторении иногда нелепых переводческих придумок. Например, когда Гарри падает, его всегда «вздёргивают» на ноги, и никак иначе. Если дракон имеет на теле шипы, то «шипастые» крылья и хвост вы увидите везде, где они упоминаются (стр. 455, стр. 460). Если палочки «засвечивают», т. е. зажигают свет на кончике, то «засвечивают» во всех ситуациях. Кроме тех, когда «запаляют». Если кто-то переворачивается в воздухе, это неизменно называется «перекувырнуться». Змеюга Волдеморта без конца «свивает и развивает кольца» и на 551-ой, и на 592-ой, и на 593-ей страницах. Часто персонажи и «оскальзываются» (в одном из случаев прямо на соседних страницах: 544 и 545) и т. д. Что уж, словаря синонимов нет в издательстве?..

И всегда был с сумасшедшинкой

Постепенно переходим к ляпам. Опять же, комментарии стараюсь сократить до минимума и перехожу непосредственно к тому, что лучше один раз увидеть…«Аберфорт и всегда был с сумасшедшинкой» вместо «a little madly» — немного сумасшедший (с. 311).

«Живописное изображение Финеаса Найджелуса обладало способностью перепархивать из портрета…» (с. 200)

«… она мелко-мелко заморгала от яркого света…» (с. 208)

<…> «Гарри с Крюкохватом, невидимые, рысили следом» (с. 449).

«Она погладила медальон, лежавший на ее обширной груди» (с. 229).

«— Конечно, Гарри, - с трудом удерживаясь от вспышки, сказал Люпин» (с. 64).

В «Принце-полукровке» Джинни «орошала» плечо миссис Уизли, а здесь уже Гермиона «поливает» слезами книгу (с. 85).

Гермиона отчего-то стала обращаться к Хагриду на «Вы» (с. 108)

Ладонь Хагрида в «Философском камне» сравнивалась с крышкой от мусорного бака, в новой версии переводчиков та же ладонь значительно увеличилась в размерах и изменила форму — теперь она напоминает мусорный бак (с. 108).

Регистрация магловских выродков

Сперва я подумал, что неправильно прочитал. Потому решил, что забыл оригинал. Однако потом понял, что никакой ошибки здесь нет, — это обычный, в лучших росмэновских традициях, ляп. В оригинале название комиссии звучит как «Muggle-born Register», то есть «Регистрация магглорождённых». Стоит заметить, что это уже не первые переводчики, которые так не любят магглов. Мало того, что им всего одну буквы «г» вместо двух оставили, так ещё и выродками обозвали. А до этого то же самое «muggle-born» Литвинова перевела как «вульгарный магл» («Тайная комната», с. 438). Ну и приступаем к десерту.

«…с ковра поднялась какая-то фигура — высокая, пыльного цвета и жуткая» (с. 152).

«За их спинами раздались тяжёлые шаги и одышливое дыхание» (с. 507).

Он <…> вдохнул умытый воздух (с. 304).

«Рон с Гермионой снова и снова перебирали все места, где жил или работал Том Реддл, где он бывал и где его убивали» (с. 373). [Где ОН УБИВАЛ других! Его Гарри убивает в конце последней книги. Больше никто и нигде его не убивал! Это печальное последствие незнания сюжета других книг и одного неправильно переведённого слова.]

Следующий ляп сразу же обошёл весь Интернет: в официальной версии Невилл преподаёт Зельеварение вместо Травологии (с. 636)! Все, кто читал «Гарри Поттера» понимают, насколько это принципиально.

Ну, и под занавес напомню вам, что при падении «[сумочка] издала <…> громкий дребезг» (с. 200).

В этой статье я постарался рассказать об особенностях взаимоотношений читателей, поклонников «Гарри Поттера» и издательства «Росмэн», указать некоторые ошибки и ляпы перевода последней книги. Слов и фраз, которые не устроили лично меня, очень много. Порой я ставил несколько галочек на одной странице. Если дойдут руки и если в этом будет необходимость, вероятно, как-нибудь опубликую все эти замечания по примеру «толмачей». У меня нет никаких личных претензий к издательству или переводчикам… Но если мой отзыв заставит их хотя бы ненадолго задуматься: стоит ли торопиться и издавать некачественную продукцию, или лучше дать такую возможность тем, кто трудится над переводом чуть дольше, и выпустить отшлифованный вариант…

Надеюсь, когда-нибудь смогу сказать: «Качественный перевод существовал уже девятнадцать лет. Всё было хорошо».